"Новый Папа": Свято место пусто не бывает

На Амедиатеке завершился «Новый Папа» – продолжение перфекционистского и антиклерикального сериала «Молодой Папа» Паоло Соррентино. Дмитрий Барченков подводит итог папства Джуда Лоу и Джона Малковича.

 

«Новый Папа»: Свято место пусто не бывает

Когда такие крупные режиссеры, как, например, Николас Виндинг Рефн приходят в сериальную индустрию, у них скорее получается не условно авторский сериал, а объемное многочасовое кино. Вспомним проект постановщика «Драйва» и «Неонового демона» – «Слишком стар, чтобы умереть молодым». Его перфекционистский opus magnum, будто бы нарочито презирающий каноны сериальных драматургии, ритма и языка. Такое отношение Рефна к канонам ТВ-производства пусть и выделяло проект, но при этом не находило, наверное, и тысячи человек, кто мог осилить сериал не в ускоренном режиме или вообще добраться до финального эпизода.

Амбициозный и хлесткий «Молодой Папа» Паоло Соррентино, по большому счету, был таким же раздутым фильмом, многосерийной «Великой красотой», разве что на религиозную тему. Несмотря на это, без зрительских восторгов не обошлось. Хотя режиссер и притворялся, что ему ничего неизвестно, к примеру, о клиффхэнгерах, его телеэкранное зрелище обладало пакетом необходимых фанатских услуг – едкая сатира в сторону католической церкви, необычайная красота, основанная на вкусе постановщика и сознательном копировании произведений искусства (и часто демонстрации их в кадре), и, конечно, точные актерские работы с мощным Джудом Лоу в центральной роли. Озаглавленный как «Новый Папа» второй сезон стал больше походить на традиционный сериал. Хотя без новшеств и тонкого авторства снова не обошлось.

Оборвавшись комой Ленни Белардо (Лоу), история продолжается поиском нового Папы Римского, на место которого в первом эпизоде цепочкой теневых интриг выбирают тихого и неприметного кардинала Томмасо Вильетти. Взяв имя в честь Франциска Ассизского, Вильетти вырывается из-под контроля известного по первому сезону государственного секретаря Войелло и начинает в открытую издеваться над участниками верхушки церковной структуры. Но (чудесным или спланированным образом) происходит несчастный случай – Вильетти умирает от сердечного приступа. На его место – компромиссом – находят англичанина Джона Брэннокса (Джон Малкович). А в этом бывшем панке внутренних демонов не меньше, чем в Ленни. Хотя, может, в этом все и дело…

Каждый эпизод «Нового Папы» не только начинается разными божественными музыкальными заставками (это как раз очень удачный пример авторского вмешательства Соррентино в конвенциональную сериальную структуру), но и заканчивается умело вплетенными в сюжет клиффхэнгерами – большая часть из них концентрируется на образе Ленни Пия XIII, который, согласно трейлеру, должен вот-вот прийти в себя. Персонажи довольно традиционным образом меняют свои цвета (этот прием, очень часто используемый в ТВ-драматургии, недавно можно было обнаружить в флагманском проекта AppleTV+ «Утреннее шоу»), заставляя зрителя их попеременно любить и ненавидеть. Сюжетные твисты, наверное, и угадываются на раз-два, но так удачно вписаны в историю, что от их предсказуемости совсем не коробит. А до боли в животе смешные эпизодные прологи, где появляются и Мэрилин Мэнсон, и Шэрон Стоун, и вовсе шлифуют впечатление от не всегда стройной драматургии.
 

«Новый Папа»: Свято место пусто не бывает


фото: Кадр из сериала «Новый папа»
Но и привычный (в первую очередь) глазу Соррентино никуда не делся. Поклоны памятникам мировой художественной культуры в лице каких-нибудь столь же антиклерикальных «Похитителей велосипедов» Витторио Де Сика сменяются прямым и даже несколько раз повторяющимся цитированием Пьеты Микеланджело. Удивительно, как здесь с Соррентино сходится российский театральный режиссер Юрий Бутусов , в «Пере Гюнте» которого так же можно распознать Пьету. Продолжает Соррентино и жонглирование с внутрекадровыми шедеврами – большинство из присутствующих во в который раз идеально выстроенном кинопространстве произведений искусства отражают внутреннее напряжение и реальные намерения героев.

Идейно же «Новый Папа» стремится к своему кинобрату «Лоро» – ватиканские закулисные игры теперь окончательно напоминают обратную сторону Белого дома, мастерски продемонстрированную в «Карточном домике», а сатира проникает еще и в политическую жизнь современной Италии. Ею постановщик, видимо, и заразился, работая над вольным байопиком про Сильвио Берлускони. Под такой призмой любопытно рассматривать и финал. Им постановщик завинчивает сатирический гвоздь в крышку каталическо-политической Италии, которой выносится своеобразный приговор. С подписью «Первым – за фанатизм, вторым – за грязь», где первые могут спокойно меняться со вторыми.

И все же предпоследние ноты «Нового Папы», которые так и хочется прочитать как окончание всего проекта, отдаляют эстета Паоло от приземленных коллег – умело раскиданные по сезону чудеса от Ленни Белардо доводят историю до сакральности в эпизоде с мальчиком-инвалидом, где блистает российская актриса Юлия Снигирь, и притчевому финалу, заставляющему метафорически взглянуть на все произошедшее. И, кажется, режиссер нашел тот самый «срединный путь», на который так рьяно направлял Брэннокс (или, вернее, настоящий проповедник концепции – его погибший брат Адам).

Режиссер снова подарил нам многосерийную версию «Великой красоты», но на этот раз не забыл и о телезрителях HBO (или Амедиатеки, если угодно), которым порой так важно просто посмеяться, умилиться, поплакать, а самое главное – впустить в себя Войелло, Ленни, Брэннокса, Софию или Гутьерреса, по которым уже можно начинать скучать.

Смотрите сериал «Новый Папа» на Амедиатеке.


Дмитрий Барченков
источник >>