"Презумпция невиновности": Встать, суд идёт!

Лето в России оказалось богатым на громкие судебные дела. Вдохновлённая Фемидой, дирекция Первого канала решила достать из сундука тематический сериал «Презумпция невиновности», детектив эконом-класса, без суперзвезд, но с хорошим актерским составом, снятый по оригинальному сценарию и мало напоминающий реальные будни столичных судей, прокуроров и адвокатов.

 

 

«Презумпция невиновности»: Встать, суд идёт!


Москва, наши дни. Главный герой эпопеи – модный адвокат Борис Аврутин – эдакая местечковая версия Билли Флинна из «Чикаго» в исполнении актёра Кирилла Рубцова. Аврутин известен умением выигрывать на первый взгляд самые безнадёжные дела, руководствуясь принципом презумпции невиновности. Вместе со своей командой Аврутин, берясь за новое дело, начинает вести собственное расследование и, оказываясь всегда на шаг впереди полицейских, доказывает невиновность подсудимого благодаря дедуктивному методу. Следователь УГРО Денис Глебов (Никита Панфилов) ненавидит Аврутина за то, что он помог выйти на свободу предполагаемому убийце полицейского. Магистральная задача Глебова – «надеть наручники на Аврутина» любой ценой. Не найти настоящего убийцу и выяснить истину, а посадить адвоката, который спас от тюрьмы многих невинных людей (при этом Глебов позиционируется в картине как положительный герой).

Любовница Глебова – тележурналист Светлана Верницкая (Светлана Устинова) берётся помочь любимому в его «благородном» деле и под видом съёмки фильма о самом известном адвокате начинает вести журналистское расследование, стараясь раздобыть компромат на Аврутина. Но чем больше времени Верницкая проводит в обществе адвоката и его соратников, тем больше сомневается в том, что Борис циничный негодяй, коим его представляет Глебов.
 

«Презумпция невиновности»: Встать, суд идёт!

 


Внеся первоначальный диссонанс несоответствием типажей и описываемых персонажей, авторы в принципе могли бы спокойно строить сериал по стандартной американской схеме «одна серия – одно дело», последовательно ведя зрителя от серии к серии по центральному шоссе из пункта А в пункт Б, без вихляний по переулкам и тупикам. Аврутин спокойно мог бы быть эдаким Доктором Хаусом от юриспруденции, который своим нестандартным методом вызывает одновременно восторг и ненависть коллег. В конце каждой серии настоящий преступник неизменно отправляется в тюрьму, а невиновный получает шанс на новую жизнь (благо, таких сериалов и довольно успешных мы видели не мало). Однако авторы решили, что рабочая схема для них скучна, и нагрузили простую коллизию призраками прошлого, которые изводят нашего адвоката. Ахиллесова пята Аврутина – воспоминания об отце, которого много лет назад расстреляли по ложному обвинению. Время от времени лощеный циник превращается в инвалида, которого преследуют кошмары и галлюцинации. Отсюда сложные отношения с «полубывшей» женой-истеричкой и хамоватой дочкой-подростком. Чтобы окончательно запутать зрителя в вопросе, за кого болеть, авторы предлагают контрапункт с Верницкой, с которой у Аврутина очевидно что-то намечается. Правда, он ещё об этом не знает.

Закрутив несколько сомнительных сюжетных линий одновременно, авторы уверенно демонстрируют, что драматургия в кино - вещь не обязательная, а главный движок истории - случайные обстоятельства. К примеру, прозорливый, умный «шахматист» Аврутин, отворив перед журналисткой дверцу своей машины, по какой-то причине не убирает с пассажирского сидения рабочий портфель, в котором вся его жизнь, карьера, чужие судьбы. Более того, адвокат даёт любопытной Варваре, то есть Светлане, взять этот портфель и положить его к себе на коленки. Авторы не удосужились придумать хитроумную комбинацию, как бы Верницкой так извернуться и достать из адвокатского портфеля аудио-флэшку, подброшенную в него накануне (тоже, кстати, при весьма натянутых обстоятельствах, словно заранее было известно, что звезда столичной юриспруденции дома портфель открывать не будет и инородного предмета в нём не заметит).

 

 

 

«Презумпция невиновности»: Встать, суд идёт!

 


Супруга адвоката, тоже работник суда, благодаря бурной фантазии авторов - та ещё штучка. С мужем не живёт, лишь иногда приходит к нему ненароком перепихнуться, крутит у всех на виду роман с прокурором и при этом устраивает Аврутину сцены ревности. Благодаря таким противоречиям сериал рискует получить резкое падение цифр на второй неделе. Пока из конструкции ни разу не вывалился, пожалуй, один лишь Никита Панфилов и его Глебов, который придерживается простого узнаваемого рисунка, играя злобного мента, трогательно тающего при виде своей юной пассии. В серой, унылой ткани произведения изредка случаются проблески сексуальности - благодаря Роману Маякину, однако его герой, помощник Аврутина, увы не так часто задействован в сюжетных хитросплетениях. Нотку искусства время от времени подбрасывает в тлеющее пепелище истории и Даниил Спиваковский. Но в основном прекрасные актрисы второго плана проплывают по волнам сюжета незамеченными. Попробуйте, к примеру, найти в этом художественном решении десять отличий между Ольгой Будиной и Анной Большовой. Актёра Юрия Николаенко есть шанс опознать лишь к третьей серии, да и то исключительно по голосу.

Местами безнадёжную с точки зрения актёрской игры картину спасает участие на вторых ролях больших артистов – Максима Литовченко, Дмитрия Гусева, Эдуарда Флёрова, но эти маленькие радости профессии, увы, не спасают положения – актёры на площадке, очевидно, были предоставлены сами себе и каждый выплывал как мог, опираясь на собственный опыт и вкус. Жаль, ведь в разрезе сегодняшнего дня актуальная тема, помноженная на добротный сценарий, крепкую режиссуру и слаженный актёрский ансамбль, могла бы прозвучать. Но, увы, очередной выстрел со стороны федерального телевидения оказался холостым. В ситуации стремительно развивающегося Интернет-вещания, предоставляющего зрителю весьма качественный киноконтент, большие каналы рискуют растерять остатки активной аудитории. Предсказываем резкое падение цифр на второй неделе показа.


Мария Безрук
источник >>